:: БЕЛОРУССКИй ПОРТАЛ О ЛЁГКОЙ АТЛЕТИКЕ ::
Ромуальд Клим: «Я молотил в четвертой»


Встречаться с легендой всегда тяжело. Никогда не знаешь, чего ожидать и правильно ли ты задал вопрос. Ромуальд Иосифович Клим – это действительно легенда белорусской лёгкой атлетики. Я рад, что мне удалось не только повстречаться с ним на кафедре лёгкой атлетики в Белорусском государственном университете физической культуры, но ещё и вдоволь посмеяться с его шуток, которые он неустанно рассказывал во время нашей беседы.

- Ромуальд Иосифович, как вы попали в большой спорт?

- Когда в школе появился новый военрук, я впервые стал заниматься спортом. Он ввел зарядку и сдачу нормативов. Он мне нравился. Мы с ним практически вдвоём учились. Когда я поступил в 1952 на стационар в академию физкультуры, он на заочное отделение. В 1954 году после отменного выступлении Михаила Кривоносова и Анатолия Юлина, практически на следующий день, еще находящийся под впечатлением, я увидел объявление о наборе людей в группу метателей, которое повесил Евгений Михайлович Шукевич. Он был старшим преподавателем у нас на кафедре. Прочив, я «загорелся» и пошёл на свои первые тренировки. Сначала я метал диск и толкал ядро, а в один с дней мне дали попробовать метнуть молот. У меня получилось. Мы начали работать над техникой. Так я и заглянул в сектор для метаний в большой спорте.

- Большой спорт был вашей мечтой?

- Нет. Я хотел играть на гармошке. А у отца не хватало денег на неё. Заканчивая 10 классов, я хотел стать офицером в морском флоте, но перед медицинской комиссией, наелся мороженого и не был допущен по состоянию здоровью. Правда, это звание от меня никуда не делось. В 1964 году я всё же стал офицером.

- Как?

- В то время в институте у нас была военная подготовка, и после окончания курса, нас выпускали младшими лейтенантами мотопехоты. Мне этого было мало. Поэтому я пошёл дальше.

- Юлин и Кривоносов были вашими кумирами?

- Конечно. С Мишей я жил в одном общежитии. Видя, как они тренируются, я старался быть похожим на них. Они давали мне своеобразный стимул в первые годы тренировок. Я никогда не забывал про штангу, потому что они её делали. Если делают кумиры, значит и я буду. Но Мише Кривоносову отдельное спасибо, он меня отучил курить.

- Как?

- В 1947 году я в спортивной газете «Советский Спорт» прочитал маленькую заметку про Михаила Кривоносова, и в самом конце говорилось «НЕ КУРИТ». Вот, откуда надо брать пример, подумал я. С того момента и не притрагиваюсь к сигарете. В этом году 40 лет стукнуло. Знаешь, я даже стал не любить запах обычных сигарет, зато, понюхать голландские сигары никогда не откажусь – их запах мне нравится.

- С какими проблемами, вы ещё сталкивались в жизни, не считая курения?

- Одно время было очень тяжело, тогда, когда сразу родилось двое детей. Денег не хваталось. Дети есть хотят, жена не работает. Зарплаты моей мало, поэтому приходилось собирать бутылки. Даже помню такое выражение «Сидят двое детей на лавочке и говорят: «Хорошо, что родители водку пьют, мы потом бутылки сдадим и хлеба купим».

- А что-нибудь не грустное вспомните?

- Были, но вот только не со мной связанные. Был такой Дмитрий Егоров. Он не мог сказать по-английски «Thank you very much». Тогда мы с командой собрались и придумали для него, такое выражение «Санька бери мяч». Его нужно было говорить быстро и тогда получалось тоже самое, что на английском.

- У вас была своя тактика в метании?

- Конечно. Куда ж без неё.

- Расскажите?

- Знаешь, я всегда показывал свои лучшие результаты в четвёртой попытке. А построено всё было так. Первую попытку я метал таким образом, чтобы быть в шестёрке. Главное было не получить баранку, а то волнение и дергаться начинаю. Если всё получалось, то во второй попытке пытался добавить. Третья – это шлифовка техники. Четвёртая – это результат. Молотил я всё в ней. Все свои рекорды и победы я записывал с четвёртой попытки.

- Вы в жизни всего достигли?

- Нет. Хотел же стать генералом. Даже полковником не стал.

Мисюля Денис



:: ИНФОРМАЦИЯ ::



 

 

:: РАССЫЛКА ::
 

Большой выбор бытовой, кухонной техники, ноутбуков.