:: БЕЛОРУССКИй ПОРТАЛ О ЛЁГКОЙ АТЛЕТИКЕ ::

«Сотканный» из парадоксов
(авт. Михаил ДУБИЦКИЙ "Спортпанарама")
.

Всевозможные конкурсы информационных агентств, печатных изданий, которые проходят в конце и в начале года по всему миру, пестрят различными номинациями. Если бы выбирали самого выносливого и… парадоксального атлета, то, уверен, одним из претендентов, а то и победителем стал бы белорусский мастер спортивной ходьбы.

Он по-своему уникален. По пальцам одной руки можно пересчитать рекордсменов мира в легкой атлетике. А Виктор ГИНЬКО носит это звание в таком редком виде, как спортивная ходьба на 100 км. Мало того, белорусский спортсмен дважды бил высшие планетарные достижения. За шесть лет он не пропустил ни одного старта на 100 км и никогда не опускался ниже второго места. На верхнюю же ступеньку пьедестала поднимался четырежды.

Три раза Гинько выступал на еще более экзотическом «Туре Романдии» в Швейцарии, сложном, необычном соревновании, длящемся неделю. Каждый день спортсмену нужно держать себя в тонусе и бодро преодолевать 25, 30 или 35 км, причем идти по трассе, проложенной в горах. И здесь Гинько не назовешь сторонним наблюдателем. Дважды он выиграл эти состязания. Мало того, белорусского атлета награждали призами за лучшую технику, а еще раз он становился и вторым.

Однако Гинько — человек, «сотканный» из парадоксов. На чемпионате Европы в Хельсинки его и коллег в ходьбе на 50 км сняли за нарушение правил. Позже на мировом первенстве в Гетеборге он намеревался подняться на пьедестал, но опять дорогу преградили судейские карточки. В 1998-м то же самое произошло на чемпионате Европы, а затем и на Олимпиаде-2000. Не много ли для спортсмена, получившего призы за лучшую технику на более чем изнурительном «Туре Романдии»?

Правда, четырьмя годами ранее при двух судейских записках ему было дозволено дойти до финиша олимпийского турнира в ходьбе на 50 км. Однако, дабы не искушать судьбу и ретиво настроенных рефери, он притормозил и пятым пересек линию финиша. На недавнем мировом первенстве в Хельсинки белоруса вновь сняли, а на еще одном чемпионате мира, о котором не упомянули, в Севилье, он сам сошел. Высокий и крупный, Гинько с трудом переносил жару.

…Не сказать, что юный ходок слыл талантливым и необычайно одаренным. Как он сам считает, по большей части брал работоспособностью и трудом. Но в 17 лет парень из Шарковщины, что в Витебской области, выиграл юношеское первенство СССР, правда, зимнее. Во взрослую «советскую» пору он чаще всего ходил на 50 км и с удовольствием вспоминает второе место, занятое на Кубке СССР, викторию на чемпионате Вооруженных сил, после которой он стал мастером спорта международного класса. А еще Гинько добрым словом поминает четвертый приход на Спартакиаде народов СССР в Киеве. И то, что после третьего времени на тридцатке зимнего и пятого — на летнем чемпионате страны его включили в состав сборной СССР.

— Когда сформировалась национальная сборная Беларуси, ты стал одним из ее лидеров. Многие предрекали появление Гинько на мировых пьедесталах. Корреспондент «СП» заранее «точил перо», дабы взять интервью у призера. Но восхождения не получилось. Причем ни разу. Почему?

— Я не могу сказать, что после выхода сборной Беларуси на международную арену все старты вышли провальными. В 1992 году впервые прошел 100 км в Лугано и сразу выиграл. Спустя год на чемпионате мира в Штутгарте на 50 км занял 11-ю финишную позицию. В следующем сезоне выиграл международный турнир в Подебрадах, показав 3 часа 45 минут 35 секунд. С таким временем можно было подниматься на пьедестал не одного чемпионата мира. Позже стал третьим на Гран-при в немецком Айзенхюттенштадте, причем на 20 км — в компании многих ведущих ходоков. Наш Евгений Мисюля тогда отметился вторым. Я же был шестым на подобных турнирах в 1995-м, седьмым — в 1999-м.

— Но, заметь, то были не чемпионаты мира или Европы, а больше так называемые коммерческие турниры…

— Однако хочу уточнить: все лучшие результаты показал на Кубках мира. Считаю, что там судьи придерживаются более логичного и прагматичного, что ли, взгляда на технику ходьбы. Мало того, трижды выигрывал турниры серии Гран-при в Наумбурге, два раза приходил третьим. Думаю, это не так уж мало, особенно если учесть, что больше двух соревнований в году из-за продолжительности и сложности 50-километровой дистанции выдержать сложно. Хочу обратить внимание: на Гран-при меня ни разу не снимали, так что ситуация не только в везении. На чемпионатах же, как только дело касалось реальной медали, меня убирали. Как вы знаете, на «Туре Романдии» получил приз за лучшую технику, а «на мире» меня сняли, как злостного нарушителя.

— Насколько помнится, ты после очередной неудачи собирался вешать кроссовки, или как у вас говорят, ходовки на гвоздь?

— Да, когда в олимпийском Сиднее меня сняли с дистанции, решил закончить спортивную карьеру. Полностью отсутствовала мотивация. Но вдруг осенью, после Олимпиады, пригласили в Италию пройти 100 км. Опыт был, поэтому решил еще раз проверить себя, чтобы не на минорной ноте заканчивать выступления. Все получилось необычайно здорово: мало того, что выиграл трудное, почти девятичасовое испытание, но и установил высшее мировое достижение. Значит, не все еще потеряно, есть еще здоровье и силы, как говорится, порох в пороховницах, поэтому решил выступать в интересах сборной на Кубках мира и Европы и не забывать 100-километровые заходы.

Вскоре в Турине наша команда стала десятой, но только потому, что не нашлось еще одного достойного участника. Правда, потом появился талантливый Андрей Степанчук, но крепкого третьего «зачетника» до сих пор нет. В этом году в Мишкольце занял 12-е место, а командой были четвертыми.

— И все-таки грустно видеть, когда на очередном чемпионате мира в Хельсинки Гинько с виноватым видом покидал трассу…

— Когда мы идем на предельных скоростях, то всегда рискуем, действуем на грани фола. Мэтр ходьбы поляк Корженевски почти всегда выигрывал с двумя записками. У меня намечались проблемы с выпрямлением ноги. Но за 26 лет, что выступаю, сняли только раз пять. Лишь однажды дошел с двумя замечаниями, а уж если судьи решили снять, то сделают это всенепременно. Вот ежели арбитры вынесли негласное «постановление» не трогать, то «слово» сдержат.

Мой тренер после Хельсинки утверждал, что со стилем все было нормально. Сняли же из-за придирок. Не так давно выступал на Кубке Беларуси, и наши судьи оценили технику ходьбы как хорошую. Поэтому сложно сказать, что менять и над чем работать.

— И все-таки, дабы не дразнить гусей, нужно что-то делать. Ведь в Финляндии вроде объективные тренеры из России тоже заметили в твоем стиле немало погрешностей…

— Мои проблемы такие же, как у всех остальных. Ходьба — это лотерея, в которой никто не знает, повезет или нет. Женю Мисюлю никогда не снимали, а в 2000 году на отборе к Олимпиаде — Кубке Европы — взяли и не дали дойти до конца.

Что же до меня, то я рослый, высокий, приметный и сразу обращаю на себя внимание судей. Более пластичные соперники из латиноамериканских стран плавно и мягко работают на дистанции. Поэтому судьи, которые привыкли к такому стилю ходьбы, очень ревниво относятся к европейцам, проповедующим более жесткий вариант.

На континентальных турнирах местные арбитры больше внимания обращают на фазу полета. Моя ходьба их очень даже устраивает, а приезжают китайцы, у которых движение ближе подходит к бегу, и их снимают или, как на стайерских заходах, прибавляют штрафные минуты. Все равно пытаюсь работать над техникой, но ход отрабатывается годами. Когда идешь на скорости, некогда думать о технике.




:: ИНФОРМАЦИЯ ::



 

 

:: РАССЫЛКА ::
 

Найти проститутку купить архивные шкафы